Диабет I типа

Мой ребенок живет с диабетом

Ровно через два месяца после этого дня рождения Том заболел диабетом I типа

Первый день жизни с диабетом

Вы помните тот первый день, когда ребенок заболел сахарным диабетом?

Еще бы! Этот кошмар теперь останется с нами навсегда и будет жить внутри нас своей нестираемой виноватой жизнью. Этакий кокон из шока, страха, больниц, капельниц, отрицания очевидного, наших беспомощных улыбок, посылаемых ребенку и... наших сильных детей.

Вы помните, что ребенок-то не бился в испуганной истерике? После первой растерянности, вызванной неожиданными событиями, буквально на следующий день, в глазах ребенка появилась какая-то осознанность и, вместе с ней, спокойствие и уверенность в себе.

Нам до конца своих дней не осознать этот дурацкий диабет! А наши мужественные дети принимают его сразу и продолжают жить дальше.

Манифестация нашего диабета произошла в Израиле, когда мы прилетели к бабушке встречать Новый год после тяжелого двухмесячного вируса с нескончаемым кашлем.

Первого января после обеда мы пошли в поликлинику прямо из-за праздничного стола. Я думала, что у сына цистит после зимнего бассейна. И хотела, чтобы он сдал анализы. Услышав наши жалобы-симптомы, многоопытный врач Алекс молча достал глюкометр. Сахар был за 600 (33 по российским стандартам)!

Как вы понимаете, через два часа мы были уже в приемном отделении больницы, где сыну сразу поставили капельницу. Так в шесть часов вечера 1 января начался наш новый год и наша новая жизнь. Жизнь с диабетом I типа.

Первая ночь и первый день с диабетом были настоящим кошмаром. В переполненном детском отделении не хватало мест, нас положили в коридоре среди кашляющих туберкулезных бедуинских младенцев. Больница Беэр-Шевы в Израиле обслуживает все кочевые бедуинские племена в округе, посреди зимы все дети пустыни Негев болеют, лежат в больницах, а у бедуинов принято навещать родственников всем аулом.

Женщины в бедуинском поселке
Женщины в бедуинском поселке

Я пережила свой личный апокалипсис. На дворе 21 век, мы находимся в цивилизованной капиталистической стране, но лежим в коридоре, где капельница не дотягивается до розетки, окружены толпами неумолкающих теток, закутанных с ног до головы в платки и пахнущих дымом костра, моя спина не выдержала ночного сидения в кресле и отчаянно болит, а израильский врач вкалывает Тошке инсулин и на чистом иврите говорит: «Все в порядке. Теперь перед каждой едой всегда будете делать укольчик инсулина». И вы знаете, что сказал на это мой сын? Он хмыкнул и со своим неизменным сарказмом попытался меня утешить: «Представляешь, и это мне-то! Когда мне и зубы-то лень каждый день чистить...».

На второй день пребывания в больнице муж отвез меня домой помыться и переодеться. Поэтому я не присутствовала в тот момент, когда сына учили самостоятельно колоть себе инсулин. Когда вечером перед ужином медсестра протянула Тому шприц-ручку, а он спокойно ее взял и, сосредоточившись, всадил себе в руку иголку, у меня рухнула крыша. Я не была готова к этому зрелищу, в глазах потемнело, уши заложило, и я не помню, как оказалась в коридоре, где медсестры отпаивали меня холодной водой.

Я, конечно, быстро взяла себя в руки. Нам ли, железным леди, не знать, как это делается... Но зажатый вовнутрь ужас ударил по месячным, которые прорвались в тот вечер сильнейшим кровотечением. И пока нас не выписали, я плавала по больнице между инсулином и унитазом. Мне казалось, что из меня вытекла вся кровь, а вместе с ней и вся моя прошлая жизнь. Мое старое «Я» безвозвратно уходило в прошлое, смываясь водой из унитазного бочка Беэр-Шевской больницы «Сорока». Ну и хрен с ним, не велика потеря.

Зато новое, еще неокрепшее «Я» упрямо твердило: «У сына все будет хорошо!».

Теперь я знаю много историй первого дня жизни с диабетом. Некоторые из них такие страшные, что кровь стынет в жилах. Например, когда ребенку в коматозном состоянии, не взяв анализ на сахар, вливали внутривенно глюкозу, думая, что он ослабел от гриппа! Пока его мать, всю ночь просидев возле синеющего сына, и интуитивно поняв, что происходит что-то не то, не бросилась в ножки к утренней смене врачей с просьбой сделать анализ крови. Какое счастье, что мальчик выжил!

И мне очень жаль, что в интернете так мало рассказов о первых днях жизни с диабетом.

Неумолимая статистика говорит, что каждый день более двухсот детей заболевают диабетом I типа. Сегодня, когда в любом телефоне можно открыть интернет, 200 мам, 200 пап, 200 бабушек, дедушек, братьев и сестер ежедневно бросаются во всемирную паутину, чтобы понять, что произошло с их ребенком, узнать что такое диабет.

Конечно, за один первый день понять что такое диабет нельзя. Но что можно, нужно и важно сделать – это понять, что ты не один такой. Что дети проходят через это и продолжают жить. А что может быть лучшим утешением, как ни пример друга, который сам перенес свой первый день с диабетом и теперь живет с этим неожиданным партнером каждый Божий день.

И может спокойно сказать новичку: «Крепись, дружок! Ты справишься, и все у тебя будет хорошо!».

Полгода жизни с диабетом
Полгода жизни с диабетом

Предлагаю на этой страничке всем, кому не безразлично, оставить коротенький опус «Мой первый день с диабетом». Мы не только поможем тем, кто только что столкнулся с этой проблемой. Написав и отпустив в интернет-пространство наше воспоминание, мы облегчим себе память. Хотя бы потому, что отныне этот эпизод нашей жизни перестанет быть просто тяжелым воспоминанием, а превратится в полезную информацию, которую ищут люди. И нечего ему висеть мертвым грузом на чердаке нашего сознания! Пусть пашет для людей, а нас оставит в покое!

 

Написать свой первый день с диабетом

Из раздела: 

Оставить комментарий



CAPTCHA

Гликированный гемоглобин HbA1c

Гликированный гемоглобин — это биохимический показатель крови, отражающий среднее содержание сахара в крови за прошедшие три месяца.›››

С-пептид

Если в крови есть С-пептид, — значит организм еще продолжает вырабатывать собственный инсулин.›››

Поговорим?

Светлана - мой самый «утешительный» друг, чьи слова всегда полны добротой.

Когда мой сын играет с друзьями через интернет, я всегда удивляюсь. Один его друг живет в Новосибирске, другой в Казахстане, третий в Москве. А вообще, у него «в любимых» 300 человек по всему миру, с добрым десятком из них он общается почти каждый день. Они вместе отмечают дни рождения, праздники, сопереживают, когда кто-то попадает в больницу...

Не все так просто в жизни этих маленьких человечков. Многим разрешают проводить время за компьютером, потому что они просто не могут проводить его по-другому – они больны. Не так давно Том с друзьями провожали в виртуальном пространстве своего друга в Германию, он уезжал делать операцию по поводу раковой опухоли. А у одной милой девочки, которая смешно дурачится и от души веселится в интернет-играх, проблемы с позвоночником и она часто вынуждена лежать в кровати. Однажды Том написал в чате, что уйдет на пять минут, чтобы уколоться. А тот, с кем он играл, ответил вдруг, что он уже укололся. У них обоих оказался диабет…›››

Ложка меда

Хорошие новости про диабет и его излечение …›››