Диабет I типа

Мой ребенок живет с диабетом

Путешествие с диабетом на самолете занимает 10 часов, 1000 нервов и 1 ночь

Самое неприятное в путешествиях на самолете – это ночные перелеты с ребенком, у которого диабет.

Но ночные рейсы, во-первых, всегда дешевле, во-вторых, на них чаще есть места, в-третьих, иногда просто нет другого выбора.

К примеру, из Чехии в Израиль и обратно дневной полет только один – жутко дорогой и дефицитный рейс компании Эль-Аль, а не столь дорогие рейсы Чешских авиалиний летают исключительно ночью, приземляются в Тель-Авиве в 3 часа ночи, потом таможня, потом добраться до пункта назначения...

В последнюю такую поездку, пока мы доехали к 8 утра до Мертвого моря, сахар у нас подскочил так, что его даже глюкометр не показывал! Так мы узнали, что у нашего глюкометра есть фиксированная максимальная отметка – 500 (или 27.8 м/моль). Пришлось срочно дробно вкалывать порции инсулина, чтобы вернуть сахар в норму. Только часа через три, не раньше, когда сахар стал 180 (10), я свободно вздохнула и рухнула замертво, так как, в результате, провела в напряжении без сна 28 часов подряд.

Поэтому, по возможности, нужно выбирать дневные рейсы, чтобы поберечь собственные силы. Если ребенок, хоть ненадолго, сможет уснуть и в самолете, и по дороге, то родители определенно нет.

Родителям нужно тащить сумки, расплачиваться с таксистом, следить, чтобы не потерялись паспорта; инфантильно улыбаться таможенникам, сжав челюсти, выслушивать информацию о задержке рейса, следить за цветом лица ребенка, периодически заставляя его протыкать палец для опровержения своих подозрений; запихивать обратно в рюкзаки все четыре компьютера и плэй-стэйшн, извлеченные для проверки, а потом бегать в поисках аппарата с водой, потому что нашу бутылку выбросили при прохождении таможенного контроля.

И еще нужно долго и нудно демонстрировать служащим аэропорта всяческие справки и документы на всех языках мира, чтобы объяснить, что шприц-ручки с жидкостью и иголками – это не террористическая атака на страну, а средство к жизни. И лучше бы его дополнительному облучению не подвергать. Но, если в Тель-Авиве с этим охотно согласятся и просвечивать инсулин не будут, так как определяют террористов по глазам, а не по шприц-ручкам, то в Москве, например, просто молча посмотрят сквозь тебя, ведь они там сами решений не принимают, поэтому пропустят через рентген и тебя, и инсулин. А в Европе, надо сказать, уничтожат и тебя, с твоим английским и русским, и инсулин одним взглядом. Сумку с инсулином обязательно просветят рентгеном, а тебя... эх, лучше бы рентгеном, чем резиновыми перчатками по груди в поисках наркотиков и несуществующего лифчика...

Затем, уже в самолете, нужно хмуро пялиться на принесенную стюардессой фиолетово-зеленую бурду с пометкой «специально для диабетиков» и пытаться выяснить у ребенка, почему он отказывается есть эти паленые баклажаны с чесноком. А выслушав его аргументы и мнение по поводу интеллектуального развития авиакомпании в области диабетического питания, отдавать ему свой бутерброд, подсчитывая на ходу дополнительные хлебные единицы и инсулин. Потом останется всего лишь перетошнить турбулентность, придерживая на коленях голову уснувшего, слава Богу, ребенка и, заклинив свой позвоночник в наименее неудобной позе, чуть припухнуть от голода и недосыпа, и гордо хмыкнуть, поздравляя себя с тем, что, по приземлении, инфантильная улыбка таможеннику получилась абсолютно естественной. Даже самый усталый и обиженный на весь свет служащий, в самом начале еще такой долгой своей рабочей смены и в самом конце предменструального синдрома не сможет обидеться на меня за то, что я выгляжу счастливее, чем он. Нет.

А добравшись, наконец, до номера, когда организм самостоятельно в состоянии сделать только одно – не раздеваясь свалиться в кровать, мы должны еще сбить ребенку сахар, запихнуть в холодильник инсулин и поставить будильник в мобильнике, чтобы через несколько часов опять измерить сахар в крови. Так как сахар после перелета и дополнительных хлебных единиц обязательно скачет, а мы не совсем уверены насчет вколотой дозы инсулина.

В общем и целом, ничего страшного. Я всю жизнь провела в самолетах. Но за этот первый год, который сын живет с диабетом, мы летали всего три раза, а я уже начинаю подумывать о том, что люди должны путешествовать так, как и задумала матушка-природа – на автомобиле.

Простая математика (в среднем): перелет занимает 4 часа, время в аэропорту и таможня – по 2 часа в каждой стране. Уже 8 часов. Дорога в аэропорт и обратно – час-два. Значит, любое путешествие на самолете средней дальности займет минимум 10 часов, при условии, что рейс не очень задержали, что рейс был прямым, а не с пересадками и багаж не отправили в Китай по причине, что надписи Czech и China очень похожи.

Если полет происходит днем, то у пассажиров получается обычный рабочий день. Если полет ночной, то эти 10 часов путешествия плюсуются к обычному рабочему дню и получается, что организм сутки не отдыхает. Не смертельно, конечно, но учитывать нужно.

Из раздела: 

Оставить комментарий



CAPTCHA

Гликированный гемоглобин HbA1c

Гликированный гемоглобин — это биохимический показатель крови, отражающий среднее содержание сахара в крови за прошедшие три месяца.›››

С-пептид

Если в крови есть С-пептид, — значит организм еще продолжает вырабатывать собственный инсулин.›››

Поговорим?

Светлана - мой самый «утешительный» друг, чьи слова всегда полны добротой.

Когда мой сын играет с друзьями через интернет, я всегда удивляюсь. Один его друг живет в Новосибирске, другой в Казахстане, третий в Москве. А вообще, у него «в любимых» 300 человек по всему миру, с добрым десятком из них он общается почти каждый день. Они вместе отмечают дни рождения, праздники, сопереживают, когда кто-то попадает в больницу...

Не все так просто в жизни этих маленьких человечков. Многим разрешают проводить время за компьютером, потому что они просто не могут проводить его по-другому – они больны. Не так давно Том с друзьями провожали в виртуальном пространстве своего друга в Германию, он уезжал делать операцию по поводу раковой опухоли. А у одной милой девочки, которая смешно дурачится и от души веселится в интернет-играх, проблемы с позвоночником и она часто вынуждена лежать в кровати. Однажды Том написал в чате, что уйдет на пять минут, чтобы уколоться. А тот, с кем он играл, ответил вдруг, что он уже укололся. У них обоих оказался диабет…›››

Ложка меда

Хорошие новости про диабет и его излечение …›››